Лидерство в подростковом возрасте

В этом возрасте при формировании группировок очень явно проявляется власть девочек. Это естественно, ведь, как уже говорилось, мальчики по своему развитию в этом возрасте несколько отстают от девочек — года на два. Поэтому мальчики, немножко запаздывая во взрослении, вначале невольно подчиняются лидерству девочек. Внешне это незаметно, но, анализируя поведение подростков, можно обнаружить, какая из девочек какой группой мальчиков руководит и как она это делает. Как правило, это оказываются те самые девочки, которые были лидерами всегда: в детском саду, в начальной школе, во дворе.

Отличник и лидер — одно и то же? Не всегда те, кто хорошо учится, становятся лидерами, и наоборот. Немало девочек, готовых к лидерству, по своим интеллектуальным способностям не могут стать отличницами, хорошо учиться, соответственно, они не являются и любимицами учителей. В любом классе начальной школы есть подобные неформальные девочки-лидеры, которые умело управляют коллективом, и зачастую скрыто. И когда эти неформальные лидеры входят в подростковый возраст, начинаются проблемы. Они не могут совладать с трудностями учебного процесса, тем более что в этом возрасте необходимость обучения еще не идет изнутри, не осознается самим подростком как значимая для него. Они не активны, для них непонятны те нормы, которые устанавливает учитель. Это не их среда, не их ценности и не их нормы. Но, поскольку они вынуждены находиться в этой среде, им приходится создавать свои ценности, свои нормы, но делать это тихо, исподволь.

Взрослый может занять в этом случае одну из двух позиций. Одна из них заключается в том, что каждый ребенок есть самостоятельно развивающаяся личность, у него есть свой внутренний опыт, свой взгляд, не похожий на какой-либо другой, тем более на учительский. С этим нужно считаться. Взрослые должны попытаться встать на позицию подростка, смотреть так, как смотрит он, и попытаться увидеть то, что видит ребенок.

Подростковый период — это период самостоятельности. И нужно не загонять внутрь то, что проявляется в таких неформальных подростках, не подавлять, а стараться двигаться вместе с ребенком, параллельно, работать вместе с ними, а не против них. Ведь подростки уникальны, как никто другой. Эта уникальность проявляется именно в этот период, в этом возрасте. И можно эту уникальность принять как самую драгоценную находку, а можно и задавить, получив впоследствии еще одну неуверенную, забитую личность либо, напротив, бунтаря и хулигана.

То, что для взрослых является негативным, отрицательным, для таких вот девочек-неформалок представляет ценность, является оригинальным, увлекательным. Ценности неформальных лидеров могут не совпадать с ценностями педагога. И важно в этот момент не уничтожить эти ценности, а, поддержав уникальное, перевести его в правильное, русло и развивать уже именно в этом направлении. В этом случае для таких неформальных лидеров появляется возможность выйти из подполья, заявить о себе открыто. Конечно, просто не будет, возникают сложные отношения с учителями, одноклассниками, но задача педагога в этом случае — так построить сами отношения между подростками, направить их в нужное русло, чтобы они научились искать пути к примирению, находить уникальность друг в друге, ценить это, а не подгонять эту уникальность под ценности группировки. Подростки должны понять, кто каждый человек уникален по-своему. И нужно это не только понять, но и поддерживать друг в друге. Это требует больших усилий как от педагога, так и от самих детей.

Как ни странно, но в подобной ситуации неформальное лидерство очень быстро уходит из зоны безнравственного, входит в состояние примирения со всем классом, в том числе и с явно нравственными детьми.

Другая позиция заключается в том, что учитель придерживается установленных норм поведения и ищет со стороны подростков проявления отклика на эти нормы. И там, где поведение подростков не совпадает с его нормами, на помощь учителю приходит организованная машина, с помощью которой происходит подавление всего не похожего, выходящего за рамки установленного.

В результате формируется привычная пирамида, во главе которой стоит учитель с его ценностями, рядом с ним находятся два-три приближенных ученика, разделяющих его взгляды и поддерживающих его ценности, потом идет группа, поддерживающая этих приближенных, а дальше около половины класса составляет масса, которая поддерживает периодически то одних, то других, при этом живет в своем мире.

В этой ситуации неформальные лидеры укрепляются в своей позиции — позиции безнравственной, — ведь она изначально задается учителем, который не принимает неформального лидера ни в чем.

Безусловно, взрослым очень трудно смириться с тем, что дети уже выросли, что у них есть свой взгляд на любую ситуацию, любой поступок. Подросток самостоятельно пробует все то, что он усвоил за предшествующий период жизни. При этом он внутренне свободен в своих поступках. Он может сделать так, а может — иначе, а любой взрослый может подсказать ему, что будет, если подросток пойдет тем или иным путем, предсказать вероятные последствия того или иного поступка, подтолкнуть к правильному решению. Вот тогда, поставленный перед необходимостью сделать выбор, подросток и начинает взвешивать свою позицию.

Вот почему для взрослых право выбора становится основным средством становления ребенка, воспитания его самостоятельности, возможности развития его личности. И правы те родители или учителя, которые предоставляют ребенку возможность выбрать, то есть взвесить все за и против и, взвесив, принять решение. Даже если ребенок при этом выберет отрицательное, с точки зрения взрослого, движение, он все равно придет к тому отрицательному результату, о котором ему говорили взрослые. Он не поверил, пошел и убедился в этом сам, зато в следующий раз он уже прислушается к мнению взрослых.

Подросток в этом случае не будет бездумно отторгать мнение взрослого только потому, что оно исходит именно от взрослого. Он уже постарается взвесить. Важно только, чтобы совет взрослого прозвучал своевременно. То есть в этот период происходит постоянная проба себя, но с оглядкой на совет взрослого. И мудрые взрослые, которые тонко улавливают этот момент развития ребенка, сначала разрешают ему совершить тот или иной поступок, но с оговоркой. Ребенок спрашивает, можно ли сделать то-то и то-то. Взрослый отвечает: «Можно». И затем спрашивает: «А как еще можно?» Если подросток не знает, взрослый подсказывает другие пути решения проблемы и вероятный результат. «А можно еще вот так. И будет при этом такой результат. Выбирай».

На первый взгляд, казалось бы, все очень просто. Но подобный диалог возможен только в том случае, если взрослый уважает самостоятельность ребенка, внутренне свободен от требования к ребенку действовать только так, как хочет взрослый. Ребенок видит, что для взрослого ценна самостоятельность подростка.

Самое интересное заключается в том, что в первые моменты, когда подросток попадает в такие отношения со взрослыми, он приходит в некоторое недоумение. Он-то готовится к обороне, отстаиванию своих интересов, и потому для него такое поведение взрослых в новинку. Ведь раньше ему четко говорили, куда идти и что делать, и отступления не принимались. И он так и поступал, как ему говорили, потому что таков был тот период развития. А вот с начала подросткового возраста, лет с одиннадцати-двенадцати, он уже готов к самостоятельности. И всякий раз, когда ему эта самостоятельность предоставляется, для него это в первое время будет необычно.

Поначалу подросток будет выказывать недоверие такому поведению взрослого, но это продолжается недолго — буквально один месяц. Дети в этом возрасте весьма активны, они настолько быстро осваиваются в ситуации, что через месяц уже будут способны выбирать, взвешивать различные варианты ситуации.

Взрослый может предложить несколько вариантов, причем чем более жесткий ребенок, тем больше вариантов предложит мудрый учитель — именно для того, чтобы смягчить эту жесткость, снять ее. Когда ребенок оказывается перед таким богатым выбором, он поначалу теряется, а потом начинает вдумываться: а чем отличаются друг от друга тот или другой вариант, что проще, что сложнее?

Получив негативный результат, он обязательно вспомнит то, о чем ему говорили взрослые. А если же он наткнется на запрет взрослого, то немедленно встанет в позу, начнет упрямиться, делать назло, повернется ко всем спиной, пустится в самостоятельное плавание и, получив отрицательный результат, вряд ли вспомнит о словах взрослого: ведь он так резко отверг их, что даже близко к памяти не подпустил, не запомнил ничего, чтобы воспринять.

Очень важно в этом возрасте сохранить правдивость отношений с подростками. И если ребенок чувствует, что взрослый ему не лжет, он за таким авторитетным взрослым готов пойти хоть на край света.

Подростковый мир опирается на законы справедливости, ответственности за свои действия. Если подросток дал слово — обязан исполнить его. Это закон. Поэтому за неправду, за отступление от законов всегда идет жесткое наказание. Данному слову нельзя изменить, кто это сделает, теряет честь. Важно, чтобы это слово чести в подростковом мире не перешло в антисоциальную, безнравственную зону.

По мере того как у подростка формируется сознание собственной индивидуальности, значимости в своих глазах, уменьшается степень зависимости от взрослых, возрастает значение взаимоотношений со сверстниками. И именно в процессе общения друг с другом подростки получают необходимые им поддержку и руководство, особенно если они ее не получают у взрослых. Потребность подростков в свободе, независимости обычно сочетается с желанием быть похожим на своих друзей, хотя, как правило, совместить то и другое им не удается. Очень важно, чтобы в этот момент радом с подростком был действительно достойный пример для подражания. В этом возрасте у подростков есть огромное желание жить по-своему и лишь с годами приходит осознание собственных целей, вырабатываются правила поведения и способы его контроля.

Добавить комментарий

(*) обязательны к заполнению